Дети в трудной жизненной ситуации — письмо Азамата Шамбилова

Уважаемые коллеги, здравствуйте, хочу рассказать вам о новом законе по защите прав ребенка в Казахстане. Это очень уникальный и важный закон для всех детей Казахстана. Конечно, в основном регулирующий деятельность образовательных закрытых учреждений для детей в контакте с законом.
*В начале апреля Президент Казахстана подписал Закон Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам, связанным с деятельностью организаций, осуществляющих функции по защите прав ребёнка».
Последние 6 лет Международная тюремная реформа PRI в Центральной Азии активно работает по усовершенствованию системы защиты прав детей в контакте с законом (ювенальная юстиция).
Впервые со всеми директорами спецшкол я познакомился 6 лет назад Алмате, это была одна из первых встреч, которая заставила меня очень серьезно задуматься о детях в спецшколах и центрах адаптации для несовершеннолетних (ЦАНы). Именно это встреча открыла все насущные проблемы системы образования, защиты прав ребенка, трещины старой советской системы управления закрытыми учреждениями для несовершеннолетних (интернатов).
Почему я говорю об Алматинской встрече всех директоров спецшкол? — Так как это встреча стала отправной точкой новых реформ в области трансформации закрытых учреждений для детей в контакте с законом (а также всех детей с асоциальным поведением, детей в трудной жизненной ситуации).
Когда зашел в зал, где проходила Алматинская встреча, увидел большое количество взрослых людей с озлобленными лицами, которые подумали «что нам надо от них», когда само Министерство образования и науки не обращало внимание на их развитие. Они рассказали нам о том, что ни разу не видели министра и председателя Комитета по охране прав детей (по состоянию на 2013-2014 гг). Мне пришлось выстраивать отношения со всеми директорами и вести переговоры о новых подходах в реформирований спецшкол. Конечно, с самого начало они не поверили в реформу, они не хотели слушать о новых подходах, так как думали, что мы хотим закрыть все спецшколы и оставить их без работы. В начале никто не верил ни мне и тем более ни идее новых подходов.
Первые несколько месяцев работы со всеми спецшколами нам пришлось провести ряд переговоров с чиновниками (акиматами, департаментами образования, директорами спецшкол). Никто не хотел ничего менять, и мало верили в новые подходы, так как мало где внедрялись подобные новые подходы. Наши страны привыкли смотреть на Россию, если там есть подобные подходы, вот его берут и реализовывают, а мы предлагали новые подходы. Таких уникальных подходов не было в России и других пост советских странах. Но все-таки я нашел сторонников реформы, кто тоже хотел перемен для детей и внедрить новые подходы в работе с детьми в трудной жизненной ситуации. *Чуть позже расскажу об этих людях.
Мы начали изучать историю становления всех закрытых учреждений, провели ряд сравнительных анализов, составили перечень вещей, которые надо было менять. Совместно с Омбудсменом Казахстана Ombudsman Kz провели три исследования за 3 года «Голос ребенка» 1-2-3, где были представлены результаты опроса и интервью фокус группы, куда вошли сотрудники закрытых учреждений, все дети находящиеся в контакте с законом (в спецшколах), родители детей, несовершеннолетние, кто был в спецшколах и других видах закрытых учреждениях для детей в контакте с законом.
Я бил колокола и обращался во все страны мира, и просил дать нам информацию о работе детских учреждениях для детей в контакте с законом и трудной жизненной ситуации. Не поверите, я даже вышел на связь со Специальным докладчиком ООН по вопросам предотвращения насилия в отношении детей, г-жа Марта Сантос любезно согласилась помогать и оснастила нас необходимой информацией. В этой реформе были три вдохновителя: 1) Баронесса Вивьен Стерн, одна из основателей PRI; 2) Рената Винтер, Президент Комитета ООН по Правам ребенка; 3) Бычкова Светлана Федоровна, Секретарь Комитета по судебно-правовой реформе, депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан. Именно эти три женщины вдохновляли реформу, советовали и оказали экспертную поддержку. Конечно, мы вместе со Светланой Федоровной непосредственно работали по реализации трансформации спецшкол.
С 2014-2015 годы мы готовили видение закона. В сентябре 2015 года на «Центрально-Азиатском Диалоге по вопросам детей в трудной жизненной ситуации и предотвращения насилия в отношении детей» (в Астане) депутаты Мажилиса Парламента Республики Казахстан  заявили о депутатской инициативе разработки закона о защите прав ребенка и усовершенствования деятельности специальных учреждений образования. Это была первая ласточка вновь принятого закона, именно с этого началась работа по формированию нового закона.
В 2016 году Мажилис Парламента сформировала рабочую группу по подготовке закона о защите прав ребенка. PRI и ряд других международных организаций, и организации гражданского общества были включены в рабочую группу. Рабочая группа в парламенте работала около 3-х лет. В PRI все сотрудники по очереди ходили в парламент, так как рабочие группы встречались до трех раз в неделю, были организованы десять выездных совещаний в регионах, и пять больших круглых столов и конвенции по подготовке законопроекта. Благодаря этой работе, многие парламентарии начали серьезно заниматься вопросами защиты прав детей. Этот закон стал вдохновителем для многих, и раскрыл глаза многим о насущных проблемах в закрытых учреждениях.
Три года это только в парламенте, и дополнительно до этого три года проводилась подготовительная работа. 6 лет жизни нашей организации была направлена на работу в целях решения ряда проблем в закрытых учреждениях. Конечно, многие из вас были свидетелями презентации ряда исследований и отчетов, где были впервые озвучены данные по насилию в отношении детей. Даже были времена, когда официальные представители государственных органов опровергали слова детей, которые заявляли о жестоком обращении, но все же мы смогли доказать необходимость решения этой проблемы.
Мы с сотрудниками PRI посетили все закрытые учреждения для детей в контакте с законом, учреждения для детей в трудной жизненной ситуации (8 спецшкол и 19 ЦАНов). Они все расположены в разных городах страны, мы посчитали общий путь проделанный во все закрытые учреждения (на машине, в поезде, в самолете, в автобусе). В общей сложности было пройдено 5000км! В итоге всех посещений и мониторинга, нами была разработана программа реформирования системы образования для детей в контакте с законом и в трудной жизненной ситуации. А также обзорный отчет ситуации в закрытых учреждениях, который был представлен в парламент, правительство, государственные органы и местные исполнительные органы власти. В итоге всех посещений, мы заручились поддержкой 98% директоров и сотрудников закрытых учреждении. Это сильно помогло продвинуть реформу вперед.
2016 год был прорывным для решения этого вопроса, так как нас услышали в правительстве и оказали помощь в формировании политической воли в проведении реформы. В то время социальный блок курировала Дарига Назарбаева, она лично встретилась с командой PRI, и организовала селекторное совещание правительства по вопросам реформирования закрытых учреждений для детей. В 2016 уже во всю готовился закон и у нас было больше сторонников.
Конечно, в любой реформе есть свои трудности, и мы испытывали ряд трудностей на нашем пути. Одним из таких сложностей была работа с акиматами отдельных регионов, которые хотели закрыть спецшколы и продвигали идею направления детей в другие регионы страны. Как минимум в трех областях, нам удалось сохранить здание школ и бюджет, так как для будущей трансформации закрытых учреждений нам нужен был госбюджет и существующая инфраструктура. Были дни, когда директора спецшкол обращались ко мне за поддержкой, и плакали в телефон, рассказывая о судьбе детей, которые они смогли поменять. Меня поразил уровень доверия, они смотрели на нас с большей надеждой и верой, порой верили нам больше, чем родному министерству. В те времена Комитет по охране прав детей переживал трудности и не было устойчивого руководства.
г-жа К….! Именно она вдохновила многих нас на продвижение реформы спецшкол. Она долгие годы работала в одной из спецшкол и всегда переживала за детей, отслеживала их судьбы. Она так сильно хотела перемен, но не могла двигать идеи так как на госслужбе. Она раскрыла нам глаза на многие вещи и была самым лучшим сторонником реформы. Не могу назвать ее имя, так как не хочу, чтобы ее за это наказывали.
Судья с большим сердцем! Судья Султанова Тахмина Сабитовна, именно она оказала большую роль в развитии новых услуг для детей в контакте с законом. Она Судья с Тараза, кто сильно переживала за судьбы и жизнь детей в контакте с законом, и решила сама лично отслеживать их жизнью в закрытых учреждениях. Не зная зарубежного опыта, она по интуиции создала систему отправления правосудия в отношении несовершеннолетних детей, и эта система очень сильно похожа на систему правосудия во Франции и Великобритании. Судья Тахмина Сабитовна, перевернула всем людям старое восприятие судебной системы, она дала всем веру, что есть еще справедливые суды (хотя бы для несовершеннолетних). Огромное вам спасибо за вашу работу!
Я никогда не забуду историю жизни пяти несовершеннолетних детей, кого встретил во время помещения спецшкол:
1) #Девочка (10 лет) жила с мамой, отец бросил семью, мама вышла замуж за другого человека, и девочка все время убегала из дома и не хотела идти домой. В итоге, ее родную мать поместили в спецшколу, из-за якобы асоциального поведения. Она прекрасно играет на домбыре, рисует и пишет стихи, но никто не спрашивал у нее «Почему ты убегаешь из дома? С тобой все в порядке?». Может она жертва насилия?!
2) #Мальчик (11 лет) украл телефон и его отправили в спецшколу на год! Мать работает в такси, отца нет, мальчик украл телефон, чтобы купить форму для школы. Несоразмерное использование лишения свободы для детей!
3) #Девочка (13 лет) специально нарушила закон, чтобы попасть в спецшколу, так как ее соседка сказала, что там жизнь лучше, чем у неё дома. Не могу представить в каких условиях она жила, если спецшкола лучше, чем родной дом с родителями.
4) #Мальчик (8 лет) не посещал школу, не учился, не слушался преподавателей, мама употребляет алкоголь ежедневно в большом объёме. Его отправили в спецшколу на пол года и потом он вернулся домой, обратно туда, где нет тепла и радости.
5) #Мальчик (15 лет) он выглядел на 10 лет, и я был шокирован от его внешнего вида. Его воспитывали родители, которые оба вышли из тюрьмы и не имели работу, их никто не хотел брать на работу из-за судимости. Мальчик работал на мойке, грузчиком на базаре, и не доедал, на заработанные деньги содержал родителей. Его отправили в спецшколу на полгода за непосещение школы и систематические пропуски.
Много причин, почему нужен был этот закон, и есть реальная необходимость в правильной реализации этого закона. Мы будем работать совместно с ҚР Білім және ғылым министрлігі / Министерство образования и науки РК по пилотированию этого закона.
Я хочу выразить огромную благодарность всему коллективу PRI, всем национальным и международным экспертам, кто сопровождал работу в этом направлении.
Выражаю огромную благодарность Светлане Федоровне и всем депутатам Мажилиса Парламент Республики Казахстан, за инициативу закона, активное продвижение прав ребёнка.
Теперь будем работать над практической реализацией закона по всему Казахстану!
Best regards,
Azamat Shambilov
Regional Director
Penal Reform International (PRI)
Office in Central Asia /
Head of PRI office in Kyrgyzstan
Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть