Про Иваненко, Иванбаева и других

Водружение знамени над Рейхстагом

Вспоминаю школьные годы. Наша семья жила в трехкомнатном сельском саманном доме.

Когда кто-то из нас, шестерых детей, учил наизусть стихи по школьной программе, то об этом знала вся семья, а какие-то строки произведения запоминались невольно, оставались в памяти.

Помню, как однажды кто-то из моих братишек ходил по дому и вслух читал стихотворения Николая Ушакова «Четверка», готовился к предстоящему уроку литературы. Некоторые строчки этого стихотворения помню до настоящего времени. Вот это стихотворение полностью:

Их четверка боевая, а фамилии бойцов —
Иваненко, Иванбаев, Иванидзе, Иванов.

Вместе шли они в сраженья через минные поля,
на узлах сопротивленья славу поровну деля.
Не страшили дождь и ночь их, и немало огневых
подавили они точек, не считая запятых.
Воевала дело зная та четверка храбрецов —
Иваненко, Иванбаев, Иванидзе, Иванов.

Шли за Нарев, шли за Вислу и за Одером рекой
стало гитлеровцам кисло от четверки дорогой.
Стало тесно распроклятым – одолел фашистов страх,
та четверка в 45-м заскочила к ним в рейхстаг.
Расписалась боевая на стене без лишних слов:
Иваненко, Иванбаев, Иванидзе, Иванов.

И конец войне – Победа! Все на Родину свою:
на Донец, на Каму едут, на Рион, на Сырдарью.
У друзей такой характер – полон рот у них забот:
тот на шахту, тот на трактор, эти двое на завод.
Трудятся не забывают сотоварищей-бойцов:
Иваненко, Иванбаев, Иванидзе, Иванов.

По меркам большой поэзии, стихотворение так себе, на троечку. На порядок ниже лучших стихотворных произведений о войне, написанных А.Твардовским («Василий Теркин»), К.Симоновым («Жди меня»), М.Исаковским («Враги сожгли родную хату»), Б.Слуцким («Лошади в океане»), Д.Самойловым («Сороковые роковые») и другими. С позиции же истин, поощряемых партией и правительством, стихотворение очень правильное, идеологически безупречное, соответствует всем канонам литературы социалистического реализма.

Оно проникнуто духом оптимизма и является образцом парадно-культовой литературы. В нем нет трагедии войны, смерти, страданий людей, которыми обжигают души читателей, например, лучшие стихи А.Твардовского и Б.Слуцкого. Это стихотворение о дружбе народов, позволившей Красной Армии победить в войне. Четыре солдата, ставшие олицетворением фронтового братства, представляют четыре главных мобилизационных региона страны: Россию, Украину, Кавказ и Среднюю Азию. Русское имя Иван в синтезе с традиционным грузинским «дзе» и казахско-узбекско-киргизским «баевым» становится эмблемой народов Кавказа и Средней Азии. Все четыре друга представляют, как учили нас классики марксизма, самый сплоченный и революционный класс – пролетариат. Или же близки к нему.

Скажу от души, читать написанные в бравурном стиле строчки о том, как четыре бойца «в 45-м заскочили к ним (врагам –МЖ) в рейхстаг» ныне неудобно, зная историю кровопролитной Берлинской операции, унесшей десятки тысяч солдатских жизней и, имея представление о современных научных данных, касающихся потерь советского народа во Второй Мировой войне. Это Сталин парил мозги своим подданным, говорил, что страна потеряла семь миллионов человек. В наши дни историки говорят о сорока с лишним миллионах погибших и умерших в войну. А если и спорят, то в основном о том, какую часть этих потерь составляют бойцы Красной Армии. Историк Б.Соколов, автор книги «Цена войны», пишет, например, о почти 27 миллионах погибших красноармейцев и 13-14 миллионах погибших мирных жителей.

Четыре друга, «заскочившие в рейхстаг», невольно заставляют вспомнить об истории водружении знамени над символом 3-го Рейха. Для Казахстана это тема больная. Два воина 30 апреля первыми водрузили знамя на втором этаже рейхстага. Один из них лейтенант Ракымжан Кошкарбаев, другой – рядовой Григорий Булатов. Их представили к званию Героя Советского Союза 6 мая, но получили они только ордена Красного Знамени. Выбор командования пал на Егорова и Кантария. Они стали Героями. Чем не угодили двадцатиоднолетний Кошкарбаев и девятнадцатилетний Булатов высокому начальству, неизвестно. Некоторые считают, что пятым пунктом анкеты. Казаха и татарина вытеснили русским и грузином. Оба сильно переживали несправедливость. Кошкарбаев выстоял, а Булатов повесился в начале 70-х. Это только в стихотворении все, вроде, были равны. В жизни Иванидзе и Иванов оказались ровнее Иванбаевых.

И самое главное. Стихотворение Н.Ушакова в наше время выглядит анахронизмом. Учат его наизусть современные школьники или нет, я не знаю. Как же его учить, если Иванов умудрился недавно повоевать с Иванидзе, принес смерть и разруху в дом Иваненко и ждет удобного момента, чтобы наброситься на Иванбаева? А последнему пора избавиться от подростковой наивности и доверчивости, чтобы Иванов не застал его врасплох и с лозунгом «Кокшетаунаш» не «заскочил» туда, где ему не хрена делать.

Марат Жанузаков. Август 2017 г.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть