В 70- 80-х годах прошлого столетия многие наши современники стали проявлять внимание к достоинствам и недостаткам нравственного мира человека эпохи «развитого социализма». Наиболее чуткие и глубоко мыслящие люди в числе других проблем называли кризис понятия чести в обществе. Среди тех, кто констатировал это явление, были поэты, как правило, более восприимчивые к болям и тревогам общества и настоящие ученые-гуманитарии. Тот же В.Высоцкий в песне «Я не люблю» писал: «Досадно мне, что слово «честь» забыта И лишь в чести наветы за глаза». А мудрый ироник Ю.Лотман в комментариях к «Евгению Онегину» А.С.Пушкина, адресованных молодому читателю, и вовсе отнес это ключевое для пушкинского времени, а для самого поэта судьбоносное понятие к устаревшим словам, нуждающимся в пояснении, как какие-нибудь архаизмы типа «каре», «флеши» или «лапти». Стоит ли удивляться, что, вконец запутавшись, автор песни «Молодая» Е.Амирамов в начале 90-х нес откровенную ерунду по поводу этого явления: «Что такое слово «честь» — а где-то чушь, а где-то лесть…»

А как у нас обстоят дела с честью? И тут следует откровенно признать, что причин посыпать голову пеплом у нас нет. Слава аллаху, с чем с чем, но с честью у нас все обстоит нормально. Более того, наблюдается тенденция к стремительному увеличению количества людей, для которых слово честь перестает быть пустым звуком. Никакого преувеличения тут нет. Правда, следует сделать одну небольшую оговорку, чтобы наши слова не расходились с реальностью. Все, действительно, так, если судить о нравственном состоянии нашего общества сквозь призму многочисленных судов о защите чести и достоинства. По содержанию и количеству исковых заявлений видно, что честь наши люди берегут, как зеницу ока. Честь отстаивают в судах. А некоторые чиновники в вопросах чести не менее щепетильны, чем дворяне 18-19 веков. И если о тех говорили, что честь у них на острие шпаги, то у нашего государственного служащего она на кончике пера, которым он может кольнуть так больно, что мало не покажется никому.

Аналитики ОО «Кадыр-Касиет», занимающиеся мониторингом ситуации с безопасностью правозащитников, обращают внимание на увеличение количества судебных процессов по 143 статье Гражданского и 129 и 130 статьям Уголовного кодекса. И в этом деле есть свои рекордсмены, как со стороны истцов, так и стороны ответчиков. Всех превзошла, на мой взгляд, директор «Центра адаптации несовершеннолетних Актюбинской области» Эльмира Кудимова, которая с декабря 2015 года по декабрь 2016 года четыре раза подавала иски о защите чести, достоинства и деловой репутации. Ответчиками выступали во всех четырех случаях А.Абдирова, директор ОО «Ару анна»,в трех случаях О.Климонова, директор областного филиала казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, и по два раза Б.Канатов, председатель филиала РОО «Шанырак» и гражданин С.Нурбаев.

За последние год-полтора чиновники разных рангов подавали иски против журналистов, гражданских активистов, правозащитников и блогеров. Эпицентром страны, где вопросам чести придают повышенное значение, является, по моим наблюдениям, Актюбинская область. Аким области Б.Сапарбаев подал иск к активисту Айдыну Егеубаеву за видеоролик в Ютубе, в котором содержатся, по мнению чиновника, оскорбление его чести и достоинства. Ректор Кокшетауского университета подавал иск на автора этих строк в мае прошлого года.

частковый полиции Д.Ракишев возмутился тем, что редактор «Уральской недели» Т.Еслямова написала в своей колонке, что он перед митингом по земельной проблеме извинился перед ней после ее задержания, а это, по мнению работника правоохранительных органов, «очерняет образ честного полицейского». Не просил он, оказывается, извинения. А Т.Еслямова написала, что просил. Оскорбление, как видим, налицо. Начальник УБОП ДВД судился с журналистом А.Мухановым за то, что тот опубликовал недостоверную информацию в газете «Уральская неделя». Директор компании «Алматыжарнама» С.Сыздыков подавал иск на редактора газеты «Трибуна» Ж.Мамая и публициста Д.Кривошеева за оскорбление чести, достоинства и деловой репутации. По этой же статье привлекали к ответственности главного редактора газеты «Жас алаш» Р.Сарсенбайулы и нескольких журналистов этого издания. По статье «Клевета» глава города Байконыр А.Петренко возбудил уголовное дело против общественного деятеля Марата Даулетбаева за его жалобу президенту России В.Путину. Буквально несколько дней назад закончились судебные процессы в Жезказгане и Алматы по искам к общественным деятелям Б.Жагипарову и Р.Таукиной. И примеры такого рода можно приводить еще и еще.

А.Пушкин, как известно, погиб, защищая свою честь на дуэли. Это и послужило основанием для Ю.Лермонтова назвать его в стихотворении «Смерть поэта» «невольником чести»: «Погиб поэт – невольник чести, Пал оклеветанной молвой…» — так начинается знаменитое стихотворение. Но по части чести, как говорилось выше, мы не уступаем пушкинской эпохе. И у нас есть люди, которых тоже можно назвать, как мне представляется, невольниками чести. Один из них З.Какимжанов. Экс-министр финансов и государственных доходов подал иск на интернет-портал Ratel.kz на журналистов М.Асипова, С.Мекебаева, Г.Бендицкого, к издателю сайта Forbes.kz ТОО United Media Group и заместителя главного редактора издания А.Воротилова, а также на бывшего гендиректора ТОО «Автодорсервис» В.Процентова. Медеуский районный суд вынес решение и обязал ответчиков выплатить в общей сложности 50 млн.200 тысяч тенге!

И здесь, после такой рекордной суммы, самое время остановиться на некоторых нюансах возмещения морального вреда. Все истцы подобных процессов пишут о переживаниях и страданиях, испытанных ими после прочтения статей с сомнительным, с точки зрения истины, содержанием. Однако не уточняют, как именно они страдали, в каких внешних действиях или бездействиях это проявилось: в попытке ли суицида, в длительном запое ли, ослаблении потенции или же в избиения жены в состоянии аффекта? Героиня русской народной частушки, например, переживала неразделенную любовь конкретно. Она так и говорит: «Я страдала страданула, с моста в речку сиганула». Тут все ясно и понятно. А как переживал недостоверную информацию в Ютубе аким области? Плакал от обиды или, наоборот, переживал приступы ярости, кричал в кабинете «Убью гада!» и разбил вазу стоимостью 800 тысяч тенге? Такой информации нет. В чем выразились душевные муки от «заведомо ложной информации» у господина А.Петренко? Резко ослабла мужская сила и пришлось потратиться на виагру? Так привел бы свидетелей в суд. З.Какимжанов как пережил оскорбления, оцененные судом в 50 млн. тенге? Говорил он кому-либо такие слова: «Я испытываю к Асипову такую антипатию, такую антипатию, что кушать не могу!» Нет, не говорил. С аппетитом у Зейнуллы, вроде, все в порядке… Короче, все истцы ничем не подтвержденные и внешне не проявленные свои «страдания» переводят в конкретные деньги. Абстрактному и невидимому без всякого усилия находят эквивалентные денежные суммы, способные компенсировать душевные их муки.

Коснемся здесь и денежных сумм, которые требуют чиновники в качестве возмещения морального вреда. Складывается ощущение, что на уроках арифметики в школе их учили не с одного, десяти, ста и тысячи, а только с миллиона. Миллион требовал у меня ректор КГУ им.Ш.Уалиханова, начальник УБОП ЗКО у журналиста А.Муханова, начальник Службы персонала рудника «Жомарт» М.Шегирбаев у Б.Жагипарова, два миллиона – аким области Б.Сапарбаев у А.Егеубаева, 3 млн. тенге — директор павлодарского филиала АО «РТРК» В.Айтказин у журналистов А.Муздыбаевой и А Клеван, пять миллионов – директор госкомпании С.Сыздыков у Ж.Мамая и Д.Кривошеева, десять миллионов – участковый Д.Ракишев у редактора «Уральской недели» Т.Еслямовой и учредителя, а от редактора и журналистов газеты «Жас Алаш» истец Жасан Закейулы потребовал…400 млн!

Да, помним, что не во всех случаях суд удовлетворял требования истцов по деньгам в полном объеме. Кроме того, иногда, как говорил булгаковский персонаж, и милосердие стучало в сердца тех, кто подавал иски. Начальник Службы персонала М.Шегирбаев, начальник УБОП ДВД ЗКО и некоторые другие соглашались на перемирие, удовлетворялись опровержением первичной информации в СМИ и соцсетях. Но это происходило не всегда. Природа, как показывает жизнь, не расшвыривается при раздаче чувства благородства, одному оно достается, а другой удовлетворяется только наличием обостренного чувства чести. А намного легче стало редактору «Уральской недели» Т.Еслямовой и учредителю газеты, которым предстоит заплатить три с половиной миллиона тенге вместо первоначально требуемых истцом 10 млн., «Жас алаш» обязали выплатить 5 млн. тенге, Алиму Абдирову – более полумиллионов тенге и т.д. Интересно было бы знать, много удовольствия получил аким области Б.Сапарбаев от того, что Айдын Егеубаев, перебивающийся случайными заработками в Астане, отец пятерых малолетних детей, оштрафован на 100 тысяч? Если же суд удовлетворил его исковые требования в полном объеме ( 2млн.), то высокопоставленный чиновник был бы доволен еще более? Или бы страдал уже от невозможности выйти из гранитных берегов неразрешимых антиномий – так определял суть трагического противоречия в жизни личности А.И.Герцен.

Ясно одно, что право граждан на защиту чести и достоинства , гарантированное статьями ГК и УК, при его реализации вступает в противоречие с правом граждан на свободное выражения своего мнения, гарантированное Конституцией и международными пактами. А это значит, что журналисты, правозащитники и гражданские активисты оказались в нашей стране в положении несчастной пташки из стихотворения поэта 18 века Гаврила Державина «На птичку»:

Поймали птичку голосисту
И ну сжимать ее рукой.
Пищит бедняжка вместо свисту,
А ей твердят: «Пой, птичка, пой!»

Марат Жанузаков, июнь 2017 г.

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть