В составе мобильной группы от «Коалиции по безопасности правозащитников» три дня я наблюдал за ходом судебного процесса в Енбекшинском районном суде Шымкента над Харьковой Л.Н., обвиняемой по ст. 189 ч.4 и ст.190 ч.3 п.1 (мошенничество, присвоение, растрата и хищение чужого имущества в особо крупных размерах).

Уже по итогам первого дня суда я понял, что дело это сфабриковано, обвинение в адрес Харьковой Л.Н. шито белыми нитками и что сценарий этого судебно-театрального действия расписан в известных кабинетах. К процессам такого рода мы, к сожалению, в последние годы уже привыкли и легко их распознаем. И в этом деле закулисные организаторы действовали, как прежде, по принципу, чем абсурднее, тем убедительнее. Приведу только один пример из судебного материала.

В начале десятых Харькова Л.Н., возглавлявшая в то время ОЮЛ «Конфедерация свободных профсоюзов ЮКО», заключила договор с ОО «Свободный независимый профсоюз медработников Шымкентской городской станции «Скорой медицинской помощи» в лице ее руководителя Абдиевой С.М. Согласно этому договору, профсоюз медработников обязался отчислять ежемесячно в фонд ОЮЛ «КСП ЮКО» 10% от членских взносов, а «Конфедерация свободных профсоюзов ЮКО» должна была представлять и защищать права ОО по трудовым, социально-экономическим отношениям, заниматься просветительской деятельностью, организовывать семинары, конференции, делиться опытом международных профсоюзных делегаций.

С августа 2010-го по март 2013 года было перечислено 1 760 000 тенге. Позже, когда Харькова Л.Н. возглавляла «Конфедерацию независимых профсоюзов РК», был заключен договор с ОО «Локальный профсоюз работников скорой медицинской помощи» во главе с той же Абдиевой С.М. С мая 2016 года по ноябрь 2016 года в фонд РОП «КНП РК» перечислили 800 394 тенге.

Казалось бы, что во всем этом преступного? Организации сотрудничали в рамках закона. Договор заключили. Обязанности оговорили и обе стороны, вроде бы, их выполняли. Претензий друг к другу и серьезных конфликтов между двумя профсоюзными структурами в период их договорных отношений не было. Но ничего подобного. Госпожа Абдиева С., врач с высшим образованием, занимающая какую-то должность в ведомственной иерархии области, ныне выступает на судебном процессе одной из пострадавших сторон. Она обвиняет Харькову в неадекватности оказанной помощи головной организацией той сумме, которая была перечислена в ее фонд в период с 2010 по 2013 и с мая 2016 по ноябрь 2016 года.

Спрашивается, а где она была раньше? Кто мешал ей ударить в набат хоть один раз за эти годы? Почему не порвала отношения с организациями, возглавляемыми Харьковой Л.Н., когда поняла, что помощь ее непропорциональна перечисленным средствам? Почему, обжегшись один раз, заключила договор с Харьковой Л.Н. в 2016 году повторно?

На эти и подобные вопросы стороны защиты Абдиева С.М. отвечает просто: « Я – профессиональный медик, в правовых вопросах чувствую себя не очень уверенно!» Мол, просветление наступило только сейчас, когда Конфедерация независимых профсоюзов ликвидирована. Раньше, судя по всему, она жила в правовом полумраке.

Получается, что полторы тысячи медработников доверили ей руководство профсоюзами, она возглавляла организацию почти десять лет, распоряжалась членскими взносами (в 2016 году только 10% ежемесячно перечисляемых средств в фонд «КНП РК» составляли от 109 до 116 тысяч тенге), а Закон о профсоюзах или текст Договора о сотрудничестве не прочитала?

Кто в это поверит? А если и поверит, то в чем вина Харьковой?

 

Источник: Страница в ФБ Марата Жанузакова


Дополнительный материал наблюдателей:

Марат Жанузаков, участник Коалиции по безопасности и защите правозащитников о суде над председателем КНПРК Ларисой Харьковой

Опубликовано Александром Данчевым 12 июля 2017 г.

Оценка решения суда Жовтисом:

https://bureau.kz/novosti/sobstvennaya/sto_chasov_nesushestvuyushego_nakazaniya/

 

 

 

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть