Надо ли метать бисер перед Жириновским?

Прочитал открытое письмо В.Жириновскому в «Новой газете. Казахстан» №44 Г.Абильсеитова, П.Своика и Б.Турсынбаева. Оно представляет собой ответ Жириновскому на его выступление с территориальными претензиями к Казахстану. С содержательной стороной статьи согласен полностью. Она не противоречит сложившимся в науке представлениям о колонизации Казахской степи, начиная с 20-30-х годов 18 века до середины 19-го века. Подкупает и стиль подачи материала. Однако, несмотря на эти очевидные достоинства, прочитанная статья вызвала чувство досады. И причина тому – это адресат статьи, уже много лет играющий роль русского патриота на политической арене современной России.
Когда-то А.С.Пушкин сказал, что драматического писателя надо судить по законам, которые он признает над собой. Мысль эта понятная для культурологов и давно усвоена ими. Нельзя автора трагедии судить по законам фарса. И наоборот. По законам боевика надо судить только боевики, а не мелодраму, у которой есть свои законы. Думается, что данный принцип эстетической критики применим не только к явлениям искусства. Он имеет отношение и к политике. В.Жириновский — не обычный политик. Он – классический маргинал, работает на стыке политики, шоу-бизнеса и цирка-шепито. По этой причине он абсолютно неуязвим критикам, которые, как авторы вышеназванной статьи выступают против него с точки зрения науки и интеллекта. Они, кстати, не первые и не последние в череде этих наивных его оппонентов, пытающихся поставить его на место с помощью знаний. Как может умница Джемаль Гейдар одолеть верхогляда и фанфарона Жириновского в очном поединке, если на его реплику «я ничего не боюсь!», тот говорит: «Потому что у тебя русская мать!». Что должен сказать, какие аргументы привести интеллектуал высокого полета Д.Гейдар на этот идиотический вывод? Что должны сказать латыши Жириновскому, когда лидер ЛДПР заявляет в присутствии иностранных послов, что Юрмала существует для того, чтобы туда «приезжали русские для отдыха и траханья»? Разве можно достойно и культурно ответить на такой эпатаж? Культурно нельзя. Можно ответить, только перейдя на язык самого Жириновского. Например, облить его водой, ударить в челюсть, назвать его агентом Моссада, вспомнить его венерические болезни или, со ссылкой на проститутку Маньку, назвать его сексуальным извращенцем. При этом неважно болел он сифилисом или правильна ли его сексуальная ориентация. Это его, Жириновского, манера поведения и политической борьбы. Так он сам поступает всегда. Поэтому надо бить его тем же концом и по тому же месту. А говорить с ним на ученом языке, приводить имена авторитетных исследователей и цитировать научные труды бесполезно. Он не нуждается в истине. Его программа действия, говоря языком Ф.Ницше, находится по ту сторону истины и лжи. Для него процесс речи важнее ее смысла. Он увлекает и доводит до экстаза российского обывателя не смыслом того, о чем говорит, а темпом речи, энергией, яростью и нахрапом. Он заставляет вспомнить идеи столпов формальной школы в филологии. В.Шкловский говорил, в частности, что речь важна для человека нередко и помимо ее смысла. Вспоминал для подтверждения своего наблюдения глоссолалий сектантов и детский язык, в котором нет смысла, и потому он завораживает его носителей.
В.Жириновский появился на политической сцене России в начале 90-х годов прошлого века уже в зрелом возрасте – он 1946 года рождения. Мало кто знает о его жизни в предыдущие десятилетия. Не знают, откуда он вышел, точнее, было бы сказать, откуда выполз этот вождь и кумир значительной части современных россиян, как он позиционировался в этническом вопросе — главном для его политической карьеры — в различные периоды жизни. Верить тому, что он говорит сейчас о себе и своих убеждениях нельзя. Поэтому лучше сошлемся на мнение человека, который его хорошо изучил. В 1994 году вышла очередная книга писателя, поэта и политика Эдуарда Лимонова. Как и большинство произведений этого автора, книга эта написана на автобиографическом материале. Называется она «Лимонов против Жириновского». События, которые предшествовали появлению этой книги, следующие. Лимонов и Жириновский на почве идеологической близости сошлись в 1992 году. Позже пути-дороги их разошлись. Жириновский, как был, так и остался руководителем ЛДПР, эпатирующим депутатом Госдумы, регулярно собирающим свои 25% голосов во время выборов. А Лимонов жил более насыщенной и интересной жизнью. Он написал и опубликовал кучу книг, создал Национал-Большевистскую партию, менял жен и подруг, как перчатки, сидел в тюрьме, участвовал в военных действиях. Но нам сейчас интересно то, что он написал о Жириновском, с которым он некоторое время боролся, как он пишет в одной книге, «за будущее России». Он обращает внимание на то, что в биографии В.Жириновского есть белые пятна, что многие не знают, чем он занимался в период с 1973 по 1990 годы, каковы были его убеждения в советские времена. Лимонов долгие годы провел в писательской среде США и Франции, прекрасно знает языки, эрудирован. Он собрал много интересных материалов о Жириновском, которые печатались в прессе многих стран. Поэтому ему доверять в этом вопросе можно.
Э.Лимонов приводит отрывок из статьи некоего Льва Алейника, опубликованной в Париже в январе 1993 года, в газете «Русская мысль», такого содержания. «В театре «Шалом»…хранится архив вышедшего из подполья еврейского движения. Есть там…первый список телефонов только что избранного правления Общества Еврейской Культуры. В этом списке под номером 12 значится нынешний «защитник русских» В.В.Жириновский». Алейник пишет, что на учредительном собрании общества он был выбран в руководители четырех секций общества: а) гуманитарно-правовой; б) философско-религиозный; в) исторической; г) внешних экономических связей. Спрашивается, за что? «За свое искрометное красноречие и обличение того-то и тех-то, утеснявших их, его коллег и товарищей по еврейскому движению, в условиях жестокого тоталитаризма». В декабре 1993 года во французской газете «Ле Паризьен» была напечатана статья «Жириновский хотел эмигрировать в Израиль», где есть такие интересные факты: «Барух Гур, один из руководителей еврейского агентства, ответственного за иммиграцию в Израиль евреев из СССР, декларировал 26 декабря, что Жириновский, сегодня считающийся известным антисемитом, предпринимал в свое время демарши для того, чтобы иммигрировать в Израиль. Лидер националистов переслал бумаги, подтверждающие, что его отец по имени Вольф был евреем. «Было совершенно ясно, что его отец – еврей, — подтвердил Гур. В 1980 году Жириновский был активным членом группы еврейской культуры «Шалом», и он активно работал в группе советских сионистов до 1989 года, то есть за два года до того, как представить себя на выборах в русские президенты в 1991 году». Тогда же, в декабре 1993 года, интервью с Барухом Гуром опубликовала газета «Ле Монд», где дается уточнение: Жириновский впервые хотел иммигрировать в Израиль в 1983 году. Надо полагать, при этом он хаял русских, которые, мол, притесняют евреев, мешают им жить, страдают антисемитизмом. Однако, в 90-х годах, в начале своей русской политической карьеры, оседлав уже другого этнического коня, Жириновский долго отрицал свое еврейское происхождение. Говорил, что его отец немец. Или на вопрос о национальности отца — называл его профессию – юрист. Как оказалось, и в этом врал. Отец его Вольф Эйдельштейн был предпринимателем. Лимонов совершенно справедливо пишет, что «не отчество важно, не национальность отца, а то, что он – лжет. Когда врет претендент в президенты – это не личное дело Жириновского, — но ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВАЖНОСТИ проблема».
Вот еще одна многозначная подробность из жизни Жириновского советского периода, которая приводится в книге Э.Лимонова. После окончания института восточных языков по специальности «турецкий язык и литература», Жириновского, активиста профкома и комсомола, отправляют на практику в Турцию на металлургический комбинат, где он занимался среди турецких рабочих коммунистической пропагандой! Это зафиксировали спецслужбы Турции. Жириновского посадили на сутки в кутузку. После чего выдворили из страны. Об этом писала стамбульская газета «Миллиет». Карьера востоковеда и дипломата завершилась бездарно именно так. Этим объясняет Лимонов – и я с ним согласен — ненависть Жириновского к туркам. В книге «Последний бросок на юг» Владимир Вольфович пишет: «С миром ничего не случится, если вся турецкая нация погибнет». Или так: «Турки принесли столько же зла человечеству, как и немцы». И даже так: «Ошибка Сталина в том, что не наказал Турцию по итогам Второй Мировой войны». И это все только за то, что его выдворили из Турции.
После турецкой катастрофы Жириновскому оставалось только пойти в сионисты. И он пошел. Но было поздно. Там уже были другие люди. Более мужественные, чем он. В советское время быть активистом еврейского движения было трудно. Все национальные движения в стране жестоко подавлялись. И литовские, и украинские и крымско-татарские. А еврейские — особенно. Достаточно привести такой пример. В 1970 году была попытка угона пустого самолета группой евреев, большинство из которых безуспешно добивалось выезда в Израиль. После этого начались аресты сионистской молодежи в Ленинграде, Кишиневе и Риге, не имевшей никакого отношения к «самолетчикам». А самих участников акции наказали жестоко. Двоих, Марка Дымшица и Эдуарда Кузнецова, приговорили к смертной казни, остальных осудили на сроки от 8 до 15 лет. И только давление мировой общественности спасло двоих лидеров этой группы от казни. Как видим, быть сионистом в Советском Союзе было тяжело. А быть в числе лидеров этого движения – еще тяжелее. Говоря по-казахски, для этого нужен был кот. Не в значении — из семейства кошачих. А как часть человеческого тела. В переносном смысле, конечно. Его то, кота, судя по всему, у Жириновского не было, хотя задница у него была далеко не тощей и в те годы. Поэтому советскими сионистами руководили другие, более мужественные и отчаянные. И, конечно, готовые умереть за идею. Жириновский таким не был. Не собирался он сидеть в тюрьме за идеалы еврейского народа. Разве не прав Э.Лимонов, когда пишет: «Талантливый, энергичный, но не храбрый Владимир Вольфович трусил рисковать, как делали это камикадзе еврейского движения, и потому не стал лидером в условиях, когда храбрость значила куда больше, чем талант и энергия»?
В книге Лимонова есть и другие интересные цитаты из газет и документов тех лет. В программе ЛДПР говориться, что она «в своей внешнеполитической деятельности руководствуется принципами устава ООН. Согласно им государства должны уважать суверенитет любого другого государства, не применять насильственных мер, направленных на нарушение территориальной целостности или независимости других государств». А теперь соотнесите этот партийный принцип с поведением руководителя партии, который бросается периодический то на Кавказ, то на Прибалтику, то на среднеазиатские республики. А то и — на Казахстан, где он родился, учился и закончил школу. И где, якобы, ему, чистокровному русскому, было плохо, так как националисты не давали ему житья. Казахские националисты в Алматы в 50-е и в начале в 60-х годов не давали покоя, оказывается, Владимиру Вольфовичу! Лимонов замечает, что, проходящая красной нитью через всю книгу Жириновского мысль о необходимости для России выхода к Индийскому океану, есть не что иное, как стратегическая мечта Израиля. И именно с еврейским его происхождением связана, по его мнению, антимусульманская идея в «Последнем броске на юг». Ведь мусульманский мир – это основной враг Израиля.
В том же 1992 году Лимонов и Жириновский ездили в Париж, встречались с некоторыми французскими политиками. В частности, с Ле Пеном. Кроме того, заехали на улицу Гут д Ор (Золотая капля). Хорошо знающий Париж Лимонов пишет, что эта улица абсолютно не парижская, единственная и уникальная в столице Франции. Она запружена арабами и не отличается от улиц городов Алжира или Марокко. Жириновский из пятиминутного пребывания на этой улице, не выходя из машины, сделал серьезный вывод о Париже и Франции вообще. Позже, в «Последнем броске на юг» он написал, что Франции надо избавиться от влияния американцев и сионистов (так писал бывший активист сионистской организаций!), что она скоро будет захвачена арабами и только русские спасут Францию от их нашествия. Лимонов комментирует его так: «Все его политические выводы имеют именно такой вот скоропалительный одноразовый характер, они не есть политика в полном смысле этого слова, но обывательские непрофессиональные сплетни и слухи о политике». В целом же, стилистику книги Жириновского прекрасно знающий литературу и сам талантливый литератор Лимонов называет «стилем Хлестакова и Остапа Бендера, человека необразованного, неотесанного и неинтеллигентного». Осуждая его идею выхода России к Индийскому океану, Лимонов говорит: «Ты хочешь, чтоб за то, что тебя там сорок лет назад на переменке в Алма-Ате толкнул казах или таджик, русские парни пушечным мясом себя подставляли?». Правильно пишет. Казахи, видимо, не только толкнули Вольфовича, а еще и откоммуниздили конкретно после уроков. Иначе трудно объяснить его неприязнь к нашему народу и нашим ценностям. Надо их, этих казахов, найти, наградить орденом «Курмет» и, как в романе В.Гюго «93-й год», одновременно хорошенько наказать их за то, что недостаточно активно и результативно поработали с Вольфовичем тогда, в начале 60-х. Жаль, конечно, что сам Лимонов хотел позднее, чтобы русские и казахские парни стали пушечным мясом в его геополитических проектах. Или он надеялся, что мы преподнесем Казахстан ему на блюде с голубой каемочкой?
Для Э.Лимонова Жириновский является самозванцем, порожденным смутой в российском государственном доме и в головах многих россиян. На его взгляд, Жириновский – это современный вариант из семейства Гришки Отрепьева. Книгу он заканчивает откровенным предупреждением с использованием ненормативной лексики: «Русские люди… Ясно, что время смутное, трудно разобраться, но все же, русские люди, вы что ох…ли? Вглядитесь. Он же директор продбазы. И только». Как видим, с человеком уровня директора продбазы, сиониста и антисемита, коммуниста и антикоммуниста в одном лице, с человеком, являющимся смесью Хлестакова, Ноздрева и великого комбинатора Ильфа и Петрова, не разобрались за прошедшие двадцать лет не только русские, но и казахи. Поэтому и пишут они ему открытые письма, то есть мечут бисер перед продуктом отечественного животноводства. А если этот современный Отрепьев напишет – а он может все — что Абылай-хан был педофилом, что сделают П.Своик и его друзья, ответят им научно выверенной статьей? Напишут, что у Абылай-хана было 26 жен. И что? А Жириновский скажет, что в свободное от жен время Абылай-хан похаживал к мальчикам. И что мы будем делать после этого?
Марат Жанузаков. Декабрь. 2014

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть