Внимание! преследование журналиста Мирзаходжаевой в Шымкенте

Я Зауре Мирзаходжаева, и я журналист из Шымкента.

Мне 56 лет. По образованию я – книговед. Закончила Московский полиграфический институт и вплоть до девяностых работала по специальности.

Экономический кризис повлёк падение у людей интереса к книгам, и моя профессия перестала быть востребованной. Как раз в это время в Шымкенте открылась первая независимая телекомпания, где работали журналистами мои друзья. Они-то и предложили мне попробовать себя в качестве корреспондента. Так я стала репортером частного телеканала «Караван Отырар». С тех пор я в журналистике. В разные годы работала собственным корреспондентом по ЮКО службы новостей «НТК», «Информбюро», «31 канала». Последние 15 лет была собкором газеты «Время».

Это были самые яркие и продуктивные годы. Я получала и получаю удовольствие от своей работы потому, что приношу пользу людям.

Так, после моей статьи о бездомной матери пятерых детей, среди которых тройняшки, тогдашний аким ЮКО Н. Акимов подарил этой семье квартиру. Ещё один мой герой — Саулет Рахманбердиев. В 4 года он забрался в трансформаторную будку и в результате ожога лишился обеих рук. Мою статью о нем прочитали алматинские ортопеды и переслали ее своим немецким коллегам. Те выразили готовность установить Саулету современные протезы. Деньги на перелёт в Германию и гостиницу там дал один из спонсоров, пожелавший остаться анонимным. Сейчас Саулет — лучший ученик в классе и живет полнокровной жизнью подростка. В 2016 году я рассказала в газете об участнике Сталинградской битвы, который из-за халатности чиновников не имел статуса ветерана ВОВ. После этой публикации дедушку признали ветераном со всеми вытекающими последствиями.

Не менее результативным оказалось мое пребывание в соцсетях. Так, после поста о сироте, инвалиде, оставшемся без крыши над головой, аниматор Шымкента снял для неё жильё, и тогдашний гораким Айтаханов взял под личный контроль продвижение ее в очереди на госжилье. Ещё одним примером может стать история о голодающей бабушке, для которой неравнодушные люди после поста собрали деньги. И таких примеров масса.

Однако в моей работе были и негативные моменты. Так, летом 2007 г. во «Времени» была опубликована моя статья «Сколько стоит должность начальника РОВД». После этого началось расследование фактов, изложенных в статье, которое, в конечном итоге, сказалось на увольнении начальника ДВД ЮКО. Однако до того генерал Доскалиев угрожал мне расправой.

В конфликт пришлось вмешаться моему редактору и министру внутренних дел. Противостояние пошло на убыль, а весной 2013 г. в мой адрес снова прозвучали угрозы. На этот раз угрозам предшествовала серия критических статей об акиме ЮКО Мырзахметове. После очередной такой статьи ко мне позвонил незнакомец и пригрозил раздавить меня как муху, если не остановлюсь. Уже на следующий день об этом вышла статья во «Времени». Министр внутренних дел лично дал распоряжение приставить ко мне охрану. Около месяца бойцы подразделения «Арлан» охраняли круглосуточно меня и мою семью. В моей практике было ещё много негативных моментов, когда герои передавали мне приветы.

После того как в газете «Время» поменялась редакционная политика, я оттуда уволилась и занялась фрилансом, одновременно публикуя посты в Фейсбуке. Большей частью я рассказываю об острых проблемах и нарушениях прав, и законов, с которыми сталкиваются шымкентцы. Я придаю огласке известные мне факты коррупции и прочих видов правонарушений. Нередко объектом критики оказывается руководство города во главе акимом.

За один из таких постов на меня завели досудебное расследование по ст. 274 ч.4 п.2 УК РК. На мой взгляд, эта публикация стала для акимата лишь поводом для сведения счетов со мной. Я и раньше открыто критиковала власти города и области обличала коррупционеров, их непрофессионализм, неграмотность. Чиновники и раньше устраивали на меня гонения, однако сегодняшняя ситуация оказалась уникальной по своей нелепости беззаконности и жёсткости.

Прежде каждый герой моих материалов знал и понимал, что опубликованные мною сведения являются правдой, и на каждое слово у меня есть подтверждение. Видимо, потому дальше разговоров, хоть и неприятных, дело не доходило.  В данном же случае власти понимая, что сказанное мною — правда, продолжают третировать меня. Они, используя ЧП, с помощью репрессивного аппарата, пытаются закрыть мне рот.

 


I am a journalist from Shymkent — Zaure Mirzahodzhaeva. I am 56 years old and my education is bibliognost. I’ve graduated from Moskow’s polygraphic university, until 90th had been working according to my specialty.

The Economic crisis have led to elimination of interest towards reading and my job has been losing its requirement. At this time, first independent telecompany where journalists and my friends were working, have been published in Shymkent. They invited me to manage myself as a correspondent. So on, I have become a reporter of private channel «Karavan Otyrar». In different years I was employing as the own correspondent of South Kazakhstan oblast, news service NTK, informational bureau of “31st channel”. Last 15 years had been working as the own correspondent of “The Time” newspaper.

These were the most bright and productive years. I have been receiving pleasure from my work, because of my ability to present a benefit. After my article about a homeless mother with 5 children around whom 3 kids are triplet, at that time the active akim Mr. N. Akimov presented to this family a flat.

My additional hero — Saulet Rahmanberdiev, who climbed into the transformative cabin and as a result of the burning, has lost two hands. The orthopedists from Almaty have read my article about him and resent it to their German’s colleges. They expressed a will to establish the modern prothesis for Saulet. The payment for flight directed to Germany and hotel was afforded by one of the sponsors, who preferred to be an anonym. Now, Saulet is the best student in the class and lives a complete life as a teenager.

In 2016 I recounted the participant of Stalingrad’s battle, to whom, in case of negligence of the officials, wasn’t provided a status of the veteran of WW2. The grandfather was recognized as a veteran with all ensuing consequences.

No less effective was my stay in social networks. So after a post about a disabled orphan left without a roof over her head the animators of Shymkent rented a house for her and then akim of out city – Mr.Aitakhanov took personal control of her promotion in the queue for state housing.

Another example is the story of a starving grandmother for whom caring people collected money after the post and there are a lot of such examples.

However, in my line of work were negative aspects. Since the summer of 2007 in “The Time” was published my article. How much costs the position of the head of the police Department. After that, an inquiry of the facts contained in the article was begun, but eventually, detection affected the dismission of the head of the DIA of SKO. Unfortunately, before General Mr.Doskaliyev threatened to hurt me.

My editor and the Minister of Internal Affairs had to interfere in the conflict. Resistance began to wane, and in the spring of 2013, threats were directed to me again. This time, the threats were preceded by a series of critical articles about the Governor of South Kazakhstan Mr.Myrzakhmetov. After another such article a stranger called me and intimidated to crush me like a fly if I did not stop. The next day an article about this was published in “The Time”. The Minister of Internal Affairs personally gave an order to put a guard on me. For about a month, the soldiers of the “Arlan” division guarded me and my family around the clock. There were a lot of moments in my experience when the characters were delivering «greetings» to me.

I decided to quit and engage the branch, simultaneously publishing posts on Facebook, after the change of editorial policy in the newspaper “The Time” and interior censorship with many prohibitions were included. Most of the time I talk about acute problems and violations of rights and laws faced by Shymkent citizens. I announce the public facts about corruption and other types of offenses that I know. Usually, the object of criticism is the leadership of the city ruled by akim.

For one of these posts, I was subjected to the pre-judicial inquiry under the article 274, part 4, point 2 of Criminal Code of Kazakhstan. In my opinion this publication was only a permission for the akim’s office to get even with me. I had previously openly criticized the city and regional authorities, condemned corrupt officials, their lack of professionalism and illiteracy. Officials have persecuted me before, but today’s situation is unique in its absurdity, lawlessness and cruelty.

Previously, every character of my materials knew and understood that the information published by me is true and I have evidence for every argument. Apparently, further than negative conversations, the case didn’t reach. In this case the authorities realizing that my words are true, continue to disturb me and by using the state of emergency with the help of a repressive apparatus, close my mouth.

This article is about women — journalist, human rights activist — Ms. Zaure Mirzakhodzhayeva from South Kazakhstan.She…

Gepostet von Қадiр-Қасиет am Samstag, 2. Mai 2020

 

Плюсануть
Поделиться
Отправить
Класснуть